К началу

 

12.5 РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЧЕЛОВЕКЕ

Человек - это звучит жалко.

Дитя малое глядит на мир ясными глазками, полными любви, открытости, доверия. Оно еще не знает, что мир отвернется от него и покажет свой звериный оскал. Его главный испуг впереди. Его еще ждут страхи и унижения. Его еще ждет ужас осознания своей смертности. А сколько сирот, беспризорных, нищих, сколько изувеченных, обреченных на тяжкие страдания, о которых они еще не знают? Почему страдают дети? Больше всего мне жаль малышей.

Вот дитя взрослое, уже познавшее язвы мира, но стремящееся победить их, свить гнездо, очистить двор от скверны. Еще свежи мечты, юношеские привязанности, романтика. Еще крепка дружба, и мир предстает, как мир общения людей. Еще есть время творить добро. Но мир этот вязок, он не желает быть таким, как мы хотим, он оказывается жестче и коварнее. Однако и идеалы наши соседствуют со страстями. Мы хотим все попробовать, боясь упустить шанс, мы втягиваемся в стремительный поток соблазнов и забот падшего мира, и быстро растрачиваем себя впустую. Жаль мужчин и женщин.

Дитя зрелое почувствовало насыщение, но еще ничего не поняло. Мы не теряем самообладания, все еще надеемся и все еще виним мир. Мы хотим, чтобы бедность была "роскошной", а богатство сверкающим. Но нет, мы не так глупы, мы понимаем, что "если не теперь, то никогда", и что-то судорожно предпринимаем, суетимся, но уже появились болезни и первые признаки старости. Настала золотая осень, значит, жизнь прошла. Жаль.

Вот и дитя старое, так ничего не понявшее. Болезни, усталость, одиночество, незаконченные дела. Измучили страдания, следует "закругляться", но не можем - все за что-то цепляемся. Ценности становятся острее, молодость кажется прекраснее. Хочется бесконечно долго смотреть на мир, на молодых, на близких. Старость - это тоже жизнь - особая полоса жизни. В старости человек становится тем, кто он есть на самом деле, и наше лицо без утайки показывает то, что мы представляем собой.

 

Человечество - большое варево интриг, где дух пытается себя проявить, где знание и любовь мечутся, затравленные страстями и болью. Такое впечатление, будто кто-то нас обманул. Так оно и есть. Мы пришли сюда на короткий миг, чтобы честно прожить и отдать свои долги, мы настроены серьезно. А нас отвели в сторону, заговорили, заболтали, нагрузили соблазнами, обещаниями. И вот мы измельчали, потеряли цель и смысл, забыли, зачем пришли. Посмотрите, как много людей прожило на Земле. Разве они были хуже? Смотрите, как инертно, тяжеловесно, неповоротливо человеческое Заблуждение. Какие восторженные гимны мы поем во славу пошлости, как хотим жить на полную мощь нашей разнузданной плоти. Что-то в человеке испорчено.

 

Попробую размышления свои облечь в одежду сказки, хотя тема наша далеко не сказочная. Сказка о человеке печальна, ибо она о бестолковой заблудившейся любви.

В одной далекой стране люди решили построить что-то вроде коммунизма. Там был умный слепой, который предложил принцип: "Твори радость ближним, дай им то, что бы ты хотел иметь сам". Принцип приняли и начали жить по-новому: обходительно, щедро, гостеприимно, одной заботой - заботой о других. Настал век доброты, и было замечательно, люди не мыслили себе иного существования, они знали только ласку, любовь, уважение. Но время шло, забылись старые порядки, иные отношения. Сложился быт, а быт, как известно, помеха счастью. Среди праведных занятий своих люди подметили одну особенность: каждый относился к другим по-своему неодинаково. Одним он творил добро с большой охотой, другим - скорее по справедливости, вежливости. Появилась серьезная любовь, и любовь эта была неоднородная, выборочная.

Любовь такого рода обладает важным качеством, именуемым "сердцу не прикажешь". Она свободна, и никому не подвластна. Сознание здесь имеет ограниченные права - глядеть, уважать, не мешать. Но богатство души человека едва вмещается в душу другого. А уж души многих может вместить один Бог. Сильный человек признает сильную любовь, а слабому достаточно жалости. В этой стране жили, в основном, сильные люди, и страдания от неразделенной любви были глубокие. Но некоторые слабые не могли эти страдания наблюдать, не смели дать усомниться в своей любви. Они рассуждали так: "Радость другого человека - это и есть моя радость. Пусть он любит меня для себя, я поддержу его в этом". Так появился лик актера: исполняя роль любимого, актер сам не знал, любил ли. Эта игра чувств содержала царапину порчи. В ней присутствовала хитрость невинной выгоды, которая со временем стала намеренной выгодой - хорошо, когда любят тебя.

Граждане страны обнаружили зачатки болезни. Они решили рану вскрыть, честно и добросовестно определившись со своими чувствами. Они узаконили отношения неравной любви, издав распоряжение, согласно которому люди должны предупреждать об отсутствии влюбленности. Это исключало, по их мнению, возможность фальши. Так, впервые рядом с совестью встал закон, взявший на себя функцию регулятора, и человек теперь мог, прикрываясь им, делать то, что раньше вызвало непонимание или обиду. Но законы не бывают совершенными. Что, если признание в невлюбленности ошибочно? Можно ли отказываться от доброго деяния другого после такого признания, и как последнему вести себя после отказа? И тому подобное. Законы потребовали уточнения, расширения. Система законов стала заполнять пространство взаимоотношений, оставляя все меньше места для совести и долга. Все больше возрастал долг перед законом.

Незаметно изменились ценности. А вскоре они увидели, что потеряли общность этически спаянного организма, что готовы защищать только себя и свой дом и враждовать из-за этого. Их единство уже обустраивалось не радостью других, а производственным процессом. Их сплотил золотой телец. Люди еще не раз пытались вернуться к идеалам добра, но с каждым разом это давалось труднее, и каждый раз это заканчивалось неудачей. Проблема в том, что лозунг "будь добрым и справедливым к другим", как всякий лозунг, годится для рекламных щитов. Вообще, все, что требует понимания, соблюдения правил, дисциплины, не может обеспечить устойчивое спокойное сожительство разума. Необходимо еще внутреннее согласие, чувство, питаемое свободной любовью. Но ведь любовь была в основе исходного принципа "радость ближнему". Что-то не получилось, что-то стало помехой. Что? Сам принцип! Ведь любовь к ближнему выборочна по сути, а жизнь постоянно сталкивает людей мало знакомых или вообще не знакомых. Следовательно, либо он (принцип) невозможен в обществе сложных и многочисленных связей, либо требует ограничение круга общения.

 

Между тем, люди заметили, что в их консолидации важную роль играют всевозможные кумиры - вожди, цари, герои. Их любили, превозносили, им поклонялись, ставили в пример, обожествляли. Все это было неудачным воплощением одной простой истины: "люди должны строить свои отношения не только на любви друг к другу, но и на любви к Единому". Первая любовь (влюбленность), по существу, выборочная, и лишь вторая - их сближающая, объединяющая, делающая их братьями. Но такое Единое Существо уже давно пребывает в мире, и радость  необходимо доставлять Ему, Творцу. Вот она-то, эта радость и есть радость всех, объединяющая всех. Ибо порадовать Бога можно, любя друг друга, и в любви к ближнему живет любовь к Богу, а в любви к Богу - любовь к человеку. Счастье замкнутого мира имеет активный противовес - несчастья мира. Лишь разорвав свою замкнутость, мы можем увидеть великую асимметрию мироздания и окунуться в его доминанту - Любовь.

Кто в детстве живет с родителями, ощущает целостность своей жизни. Ему есть, кому поплакаться, с кого взять пример, есть любимые мать и отец, дед и бабка. Сироты же лишены этого, они предоставлены себе и вынуждены начинать все с нуля, не подозревая того, что интересы и дела их пустяшные, примитивные. Им не ведомы многие смыслы, у них обрублена связь с миром. У них нет какого-то важного аристократизма. Люди, живущие без Бога, - это сироты. Они пытаются сорганизоваться, придумывая радости и заботы друг другу, у них нет опыта и представления о житии с Родителем. У них нет учителей, и они их не ждут. Сиротское счастье их с примесью какой-то горечи и ожидания ненадежно, неполно, неуверенно. Его и нет.

Сказка наша подошла к своему грустному концу. Но грусть - не безысходность. Безысходность - это логический финал всех сказок без Бога, и мы грустим потому, что люди поистине обманываются сказками слепых. Мне возразят: "Бога никто не видел; уж это ли ни сказка слепца?" Однако я говорил о слепоте духовной. Истина духовная, как всякая другая, проверяется практикой. Практика же такова, что жизнь с Богом в сердце приобщает нас к высочайшей любви, наполняет глубоким содержанием, делает открытыми, счастливыми, добрыми, дает ощущение цели и ценности человеческого существования.

 

12.6 СКАЗКА О ТАЙНЕ

Никто не видел электрона, но физик знает, что это такое. Есть квантовая электродинамика, есть формулы, есть исчерпывающее описание свойств электрона. Однако никакие описания картины "Мона Лиза" не способны заменить ее саму. Тот, кто не слышал Луи Армстронга, никогда не узнает, что значит блюз в его исполнении. Здесь сущность демонстрирует себя непосредственно, и только в соприкосновении с собой приоткрывает свою тайну. Наконец, самой глубокой тайной, тайной всех тайн, является личность. Мы далеко не всегда отдаем себе отчет в том, что ежесекундно в общении прикасаемся к тайне, и что только общение способно дать нам почувствовать ее. Тайна личности не абстрагируема, она всегда конкретна, познание ее игнорирует опыт. Знания мы накапливаем и храним, как запас, а с тайной мы живем.

Личность хранит в себе сокровенное для самой себя и тайное для всех. Сокровенное есть тайна любви и печали. Любви разделенной и неразделенной. Печали предательства и раскаяния. Сокровенное - есть история падений и становлений, путь восхождения. Тайное для всех (и самой личности) есть божий замысел в личности, вечный соблазн неисчерпаемого познания (и самопознания). Познание это особое - не через слова и понятия, а через соприкосновение, взаимное погружение, растворение. И не просто растворение, а умное, нравственное сопереживание.

Что здесь делать науке? Удивительно, мы столь много говорим о науке, сколь ничтожен ее предмет в сравнении с главной тайной, постигаемой без нее, помимо нее. Но это парадокс нашего времени.

 

Расскажу историю, сюжет которой мне встречался в художественном произведении. Однажды знаменитый физик профессор Икс, путешествуя по океану, попал в кораблекрушение. По счастливой случайности он оказался в небольшой лодке, которая вынесла его на берег. Там его приютили туземцы. Знания физики пригодились ему для изобретения некоторых полезных приспособлений из местного материала. Туземцы его полюбили за доброту и открытость характера.

Икс был еще молод и влюбился в симпатичную девушку. Девушке он тоже понравился, и они совершили обряд бракосочетания по обычаям племени. У них появились дети. Икс был убежденным христианином, но все попытки обратить туземцев в свою веру закончились неудачей. Вскоре он увидел, что у них есть довольно развитая и по-своему безукоризненная система представлений, которая, впрочем, не мешала общению. Люди были беззлобные, простодушные, не глупые. Время шло, и жизнь его потекла просто, безоблачно, счастливо. Он обрел знакомых, друзей. Про науку и прошлый мир свой вспоминал все реже.

Но однажды к берегу причалил корабль, и на нем оказались старые знакомые с материка. Они с удивлением узнали знаменитого Икса и рассказали ему массу интересных новостей. Что-то шевельнулось в его груди, он ощутил себя вновь гражданином цивилизации и воспылал неистовым желанием вернуться в ту жизнь, в ее дела и заботы. Как одержимый, оглушенный громом, не видящий ничего вокруг, он бросился на борт уходящего корабля, лишь в последнее мгновение, заметив на берегу одинокую фигурку любимой жены. Но сомнения еще не тронули его. Корабль набрал скорость. Он уехал навсегда.

В своей стране он обрел новые долги и обязанности, но, по-настоящему, не прижился. В последних достижениях физики разобрался быстро, но физика его уже так не занимала. Что-то надломилось в его душе, изменило ценности. Он затосковал. Он никогда раньше не испытывал такую тоску по прошлому. Перед ним стали постоянно возникать лица добрых, умных, зовущих людей покинутой страны; он к ним тянулся, но дотянуться не мог. Там остались его родные - дети, жена, друзья, там осталось его сердце. Их тайна была с ним, и уже ничто не могло вытеснить ее.

Часто можно было встретить Икса в кабачке за бутылкой хмельного, сгорбленного и уставшего. Вв потерях мы осознаем истинные ценности.

 

12.7 СКАЗКА О ПРУЖИНКЕ

Один юноша решил послужить королю и пришел во дворец поступать на службу. Человек он был разбитной, любил пожить в свое удовольствие, ценил деньги, богатство, власть. Не прочь был поучаствовать в сомнительных предприятиях, поиграть, покутить, пофлиртовать. В общем, что называется, современный молодой человек.

Его приветливо встретили во дворце, предложили присмотреться и выбрать занятие по душе. Он стал знакомиться с людьми, попробовал наладить дружеские отношения. Но никак не мог найти общий интерес. Деньги их не интересовали, в азартные игры не играли, спиртное не пили, с женщинами держались ласково и строго по этикету. А разговоры у них какие-то все возвышенные, о Боге, о любви, о красоте, поэзии, музыке. Вежливость и учтивость были изысканными до противного. Они чему-то радовались, о чем-то горевали, воздыхали, и как оказалось, все это из-за каких-то сентиментальных пустяков - не то сказали, не так посмотрели, не совсем поняли. В общем, любит - не любит. А все, что он знал и умел, никого не интересовало.

Скучно все это ему показалось, махнул он рукой и сбежал из дворца. Но что делать? Остались какие-то сомнения и неудовлетворенность. Может быть, он просто неуч? Надо учиться? Пошел поступать в университет. Там оказалось две двери. Одна небольшая, неброская, другая - широкая, красиво разукрашенная. Юноша остановился в раздумье, в какую дверь войти? Через первую дверь проходили люди с виду скромные, бедные. Через вторую - побогаче. Юноша подумал, что за второй дверью скрываются более важные, нужные науки, и он открыл ее.

Далее я воспользуюсь сюжетом сказки В.Ф.Одоевского "Городок в табакерке". Юноша попал в городок-университет и окунулся в длительный учебный процесс. Первым был курс изучения "феномена Колокольчика", где преподавали геометрию изящных форм, теорию скульптуры, музыкальной композиции, светомузыки и др. Он научился проектировать и создавать прекрасное колокольное звучание. Но остался вопрос - кто или что заставляет колокольчики звенеть?

С этим вопросом он приступил ко второму этапу учебы под общим названием "феномен Молоточка", где в полной мере преподносилась динамка и статика удара. "Физика, физика, и еще раз физика" - так говорил профессор физики, не без основания гордившийся своим предметом. И уж, конечно, не обошлось без теории войн, истоков изящества боевого удара. Некоторые педагоги утверждали, что красота звука кроется не в колокольчике, а в молоточке, в его особом механизме удара. Но оставался вопрос - кто или что, собственно, принуждает молоточки ударять?

С этим уже мучительным вопросом наш молодой человек приступил к третьему этапу учебы под общим названием "феномен Валика". Профессор, главный знаток валиков, во вступительной лекции сказал так: "А теперь, друзья мои, постарайтесь поскорее забыть все, что вы изучали раньше, ибо главное в мире не действие, а управление действием". И тут началось: кибернетика, линейное и всякое иное программирование, социология, политэкономия, юриспруденция и даже теория блефа. "Мы управляем миром - с гордостью говорил "валик" (так звали профессора), - и от нас зависят его звуки". И все же по окончанию этого трудного этапа остался вопрос: "Ведь кто-то крутит валик, кто-то управляет управлением. Кто?"

И вот начался последний этап "феномен Пружинки". Не все доучивались до него, многие покидали университет. "Пружина жизни - наши желания" - такой лозунг висел у входа курса. Биология, психология и медицина были базовыми науками. Наш герой познал все врачебные профессии, став вдобавок экстрасенсом и филиппинским хилером. Годы учебы и практики пронеслись, как один день. Его с почетом и с дипломом "доктор всех наук" выпроводили за дверь университета, нагрузив богатством знаний. Пора бы передохнуть и начать нормальную жизнь.  Но, как и раньше, мешала назойливая  мысль: "А кто же заводит пружинку?" Огорчение было значительно острее и безнадежнее, чем раньше: Столько лет учебы, а суть вопроса все та же. Можно ли в таком состоянии являться на королевскую службу? Вспомнилось, что в университете есть вторая дверь, и он открыл ее.

 

Здесь он увидел каких-то совсем других людей и узнал совершенно иные премудрости. На первом курсе ему долго объясняли, почему человек должен определить свое место в пространстве и времени среди людей. На втором курсе речь шла о том, что зло требует наказание. На третьем пояснили, что это на самом деле не совсем так. "Не убий" - вот  первая заповедь поведения. На четвертом курсе, увидев, что ученик проникся предшествующим знанием, объяснили, что всякий человек требует признания и уважения чести и достоинства. "Не делай другому такого, что ты не хотел бы, чтоб делали тебе". После усвоения сказанного на пятом курсе он пришел к пониманию и переживанию любви к ближнему. "Делай другому то, что ты хотел бы, чтоб делали тебе".

Наш герой заметил, что в мире, где он жил, было много колокольчиков. Они были разнообразнее, красивее и звучали приятнее, музыкальнее. Но он не заметил стучащих молоточков. Как же они звучат, кто или что их приводит в движение? Этот вопрос он задал учителю. "Подожди - сказал тот - скоро ты сам все поймешь". Одновременно, учитель сообщил приятную новость - он принят на службу к королю, но должен совмещать ее с учебой.

На шестом курсе наш герой осознал, что он раб Божий - "Проси у Бога жизнь". На седьмом курсе понял, что он супруг Божий - "Проси у Бога здоровья для родных". На восьмом курсе понял, что он сын Божий - "Проси у Бога духовного здоровья, а остальное не важно". На девятом курсе понял, что он друг Божий - "Проси у Бога суда". На десятом, - что он собеседник Бога.

Однажды, он заметил, что многие колокольчики играют те мелодии, которые он хочет. Присмотревшись, он обнаружил прямую связь своего поведения с их музыкой. Притом, когда он на кого-то серчал, забывая о Боге, их звучание становилось более жестким, громким. Когда он любил, - играли мягче, замирали. Он понял, что колокольчики - это цветы, произраставшие на черноземе его души, что дух своим поведением определяет движение материи. В мире изначально есть разум, и только разум. Нет молоточков, нет валика, нет пружинки, следовательно, много лет учебы он потратил впустую.

А ведь там все это было - и молоточки и валик и пружинка. "Кто же тех-то заводит?" - спросил он учителя. Учитель вначале не понял, о чем его спрашивают, а потом предложил: "Пойди, погляди еще раз". И он вернулся в свой старый университет и увидел колокольчики, прижатые своими корнями к душам людей, - все, как и должно быть. А молоточков, валика, пружинки не было. "Вот так чудо" подумалось ему, и он спросил у студентов: "Вы видите молоточки?" -  "Конечно" ответили они, глядя на него, как на сумасшедшего, и стали подробно описывать их устройство.

Ничего он им не ответил, да и что он мог сказать? Они, как в сказке о голом короле, видели то, чего не было, но без чего мир представлялся невозможным. Это была их "теория всего и вся", отвечавшая на любые вопросы, помогавшая понять друг друга, приносившая свои плоды. Она давала то, что хотели, и они хотели именно то, что она давала.

 

Как-то раз король призвал его к себе и попросил занять освободившуюся должность преподавателя науки "о пружинке" в старом университете. Он пришел во дворец и сразу понял все то, что так не понятно было в первый приход. Теперь он оказался готовым к дворцовой жизни, которая пришлась ему по душе. Он почувствовал силы и знания послужить королю.

 

Он стал учителем. Он и сам хотел вернуться в старый университет, чтобы помочь людям увидеть реальный мир. Он вошел в их заботы, радости и тревоги, делил с ними быт и досуг, участвовал во многих мероприятиях. Он был свидетелем и спутником их жизни. Они с ним советовались, делились переживаниями и мыслями. Шло время. Люди не отказались от идеи "пружинки". Но что-то изменилось в процессе познания. Они научились мыслить и задавать вопросы. Учитель не отнял у них веру в пружинку (он к этому и не стремился), но он открыл их души и поселил в них любовь и жажду истины. А что еще надо? Многие по окончании, пошли учиться во второй университет.

 

Прошло еще много лет. Что стало с университетом Пружинки? Он сильно изменился. Многие курсы прекратили свое существование. Исчезли курсы "Колокольчика", "Валика", да и самой "Пружинки". Не прижились они, не выдержали проверку временем. Остался лишь курс "Молоточка", переименованный в "Боевое искусство".

 

продолжение сказок

 

К началу

 

Дата последней коррекции страницы: 25.06.17